Приветствую Вас Гость | RSS

Мой сайт

Пятница, 20.10.2017, 15:30

2.4.1. Быт и среда обитания индоевропейцев ко времени распада их языкового единства


Для определения того, что же представляли собой ИЕ народы и попытаться реконструировать на основании лингвистических данных их быт и среду обитания необходимо возвратиться назад к Мейе, а затем уже рассмотреть позднейшие исследования на предмет их правдоподобности. Исследования Мейе являются общепризнанными, как в области лингвистической реконструкции, так и в области общеИЕ лексики, поэтому следует исходить именно из них, а ко всем последующим подходить весьма осторожно.


Достаточно продуктивны и последние исследования продолжающие линию Мейе – Трубачёв (Трубачев О. Indoarica в Северном Причерноморье. М. 1999) Рогоза (…) и ряд других. Благодаря исследованиям Трубачёва были выявлены следы одной из ранних форм ИЕ языка на территории Понто-Каспийских степей от Северного Кавказа на востоке до Дакии и Трансильвании на западе (Трубачёв, с. 3). Любопытно, что на этом ареале начинают прослеживаться и связи с раннетюркскими языками, а следовательно, можно говорить о формировании значительной роли языковых контактов с Сибирским миром во время общеИЕ языкового единства.


Образ жизни и среда обитания ИЕ реконструируется при помощи реконструкции общеИЕ словаря. Подробный разбор и реконструкция ИЕ языка лежит вне тематики нашей работы, поэтому мы лишь кратко останавливаемся на этих проблемах. В основе реконструкции ИЕ языка лежат фонетические законы, согласно которых общие слова в различных языках видоизменяют своё произношение. Желающие могут ознакомится с этим подробнее в ряде работ по общему и ИЕ языкознанию [Мейе А. Введение в сравнительную грамматику ИЕ языков, Юрьев, 1911; Он же Введение в сравнительное изучение ИЕ языков, М.-Л., 1938. и ряд других]. Наличие общих слов во всех группах ИЕ языков означает наличие таких слов в общеИЕ языке. Следует сказать, что в действительности общеИЕ так таковой отсутствовал, поскольку отсутствовала письменность. Письменность создаёт набор нормативных написаний и произношений, консервирует язык и устраняет диалекты. Речь может идти только о нескольких диалектах, достаточно близких, но имеющих отличие в фонетике и в какой-то части лексики поскольку ИЕ (ямная) культурная общность формировалась (как мы покажем ниже) на широкой и узкой полосе Понто-Каспийских степей. В связи с этим ошибочна попытка реконструирования вокализации ИЕ языков. Представляется допустимым существование на общеИЕ ареале нескольких диалектов с различными вокализациями при одинаковых согласных. Различия в огласовках известны в диалектах древнегреческого языка. Такие различия свойственны для безписьменного и раннеписьменного времени, не случайно большое число афразийских языков пользовалось консонантным письмом. Схожая ситуация наблюдается и в Китае, где один и тот же иероглиф в разных провинциях читается по-разному. И уж тем более ошибочны попытки сохранения ударений и родов существительных.



  1. Есть большая группа общих корней таких как жить, пить, есть, спать, бодствовать, лизать, кусать, брать, оставлять, видеть, слушать, идти и мн. другие, которые свидетельствуют о существовании общего ИЕ языка, но они не могут быть использованы для атрибуции ИЕ прародины.
  2. Телесность. Существует достаточно полный набор слов, обозначающий части тела и отдельные органы. К ним относятся такие слова как: колено, ухо, печень, ноги, сердце, глаза, рот, нос, зубы, ноготь, кость, голова, бровь и др. Отметим, что затруднителен общий корень для обозначения языка и селезёнки. Слово "кровь" возможно является заимствованием из неИЕ языка (Иванов Гамкрелидзе). Значительная разработанность анатомической терминологии косвенно свидетельствует о охотничьем и скотоводческом быте, нуждавшимся в лексическом аппарате для выражения органов и частей тела животных и связанных с ними понятий. Нет различий между понятиями "обуваться" и "одеваться", (uo), что свидетельствует о том, сколь малое значение придавалось одежде, которая в условиях кочевого степного быта была необходимостью, а не признаком социальной дифференциации.
  3. Семья. Чётко восстаначливаются слова "отец", "мать", "брат", "сестра", "сын", "дочь". Затруднительна однако реконструкция других понятий родства. Нет чётких терминов, обозначающих более отдалённое родство (дед / бабка, внуки, дяди / тёти, племянники). Также нет чётких терминов для обозначения родственников жены (тесть, тёща, сноха, брат жены и др.), такая же неопределённость наблюдается и в отношении родственников мужа. Трансформация значений глаголов "вести" (wedh) и "спрашивать" (preқ) служит надёжным свидетельством отношений в ИЕ обществе. После распада ИЕ языкового единства в ряде языков эти глаголы приобретают целый ряд дополнительных значений. Так, "вести" приобретает дополнительное значение "вводить невесту в дом", "сноха", "жениться", а "спрашивать" – "свататься", "жених". Это свидетельствует о том, что обще ИЕ культура была исключительно маскулинной, более того – женоненавистнической. Браку не придавалось большого значения, лишь позднее когда ИЕ столкнулись с земледельческими культурами брак стал рассматриваться как нечто на что требовалось согласие второй половины. Дополнительность и позднее появление значений "свататься" и "вводить невесту в дом" фиксирует то, насколько незначительную роль играли невеста и её родня в ИЕ традиции. Интересен и другой аспект расширения значения корня "preқ": "мольба", "молитва". Это свидетельствует, о том, что в общеИЕ время большая часть населения не были достаточно религиозны, чтобы иметь в своём словаре определённое слово для "молитвы", как для личного общения с богами, а отправление религиозных культов находилось целиком во власти касты жрецов. Даже в значительно более познее время ("Бхагаватгита" […]) единственным религиозным требованием индийцев было следование своему предназначению и исполнение долга, обязанностей своей касты. Третий аспект расширения значения корня "preқ" – санскр. praţ (тяжба) – свидетельствует об отсутствии у ИЕ судебных традиций.
  4. Домашние животные. Достаточно чётко ИЕ язык описывает скотоводческий быт. Наиболее чётко определяемым одомашненным животным в ИЕ языках является лошадь (cанскр. vah, авест. aspō, дрангл. eoh, лат. equus, ирл. ech, гал. epo, греч. ιππος). Есть корни "доить" (Мейе, 389); и "стадо", позднее трансформировавшееся в "пасти" (а не наоборот, как утверждал Андреев […]) и "богаство". С другой стороны отсутствуют в языке слов отличающих быка от коровы, козы от козла, овцы от овна. Такое возможно лишь в том случае, если эти животные не играли большого значения в хозяйстве ИЕ. Значительно различаются обозначения козла-козы: санскр. ajaḥ; авест. buza, двн. boc, ирл. bocc (коза, козёл), арм. buc (ягнёнок); лат. caper, валл. caer, дрисл. hafr. Отметим, что корень "buk" (или BWK) реконструируемый для ряда языков как обозначение МРС в других языках служит для обозначения КРС (греч. βως <= βοFος, лат. bovo, рус. быкъ). Спутать быка с козлом народ разводящий хотя бы один вид этих животных не может! Этот корень по-видимому означал домашний скот разводимый соседними земледельческими племенами и захватываемый в качестве добычи при набегах. Нет и общего названия для свиньи, так лат. sus, греч. ύς обозначает дикого кабана, а для домашней свиньи используется в "западных" диалектах слово с другим корнем: лат. porcus, ирл. orc, двн. farah, cлав. prasą. Есть общее название барана-овцы (санскр. ávih, лит. avis) и телёнка-тёлки (греч. πορις, ирл. farro), однако, они, как уже было сказано не разделены по половому признаку. Значительно разнятся восточные и западные термины обозначающие домашних животных. Сравните: вол и корова в "восточных" языках – санскр. gauh, авест. , арм. kov, латыш. vs, в "западных" – ταυρ, слав. Tourъ; ягнёнок в "восточных" языках – санскр. úraņah и "западное" – лат. agnus, слав. agniecъ. Отметим также, что слав. tourъ обозначает дикого а не домашнего быка, и поэтому нет оснований предполагать, что бык был одомашнен в период ИЕ языкового единства. Слово "шерсть" достаточно чётко идентифицируется во многих языках: санскр. ū́rnā, слав. vlъna ирл. olann. С шерстью связано одно важное свидетельство отсутствия у ИЕ связи с морем. Вплоть до 19 в.н.э. в русском языке сохранялось слово "волна" (<= vlъna) в значении шерсть. В современном русском языке пена на гребнях волн называется "барашками". Аналогичные употребления встречаются и в других ИЕ языках. На основании этого можно говорить о том, что ИЕ были сухопутным народом, а увиденные на воде волны они восприняли как особую форму "шерсти". Хорошо реконструируется слово "собака": ведич. çuva, лит. šů, греч. κυων, κυνός, ирл. , con, гот. hunds. В целом собака служит указанием на охотничий и скотоводческий быт, но она не может служить надёжным и однозначным маркером скотоводства. Ещё одним важным доказательством скотоводческого быта ИЕ служит сохранившееся общее название для мясной похлёбки: лат. ius, санскр. , слав. юха. Есть специальные слова для животного масла и сливок: масло – санскр. sarpih, алб. g'alpe, дрангл sealf, двн salba, греч. έ̀λπος; сливки: срвн roum, нем. rahm, авест. raoγnәm. Это резко контрастирует с практически полным отсутствием земледельческой терминологии, в ИЕ языке отсутствуют не только названия "хлеба" или похлёбки из зерновых, но и достоверные общие названия самих сельскохозяйственных культур (см. ниже).
  5. Земледелие. В общеИЕ невозможно достоверно выделить ни один земледельческий термин. Общие глаголы "пахать" и "сеять" есть только в "западных" языках, них же существует и общее обозначение соли, необходимой для употребления пресных продуктов из зерновых. Слово "соль" следует считать заимствованием из субстрата. Также заимствовано у субстрата распространённое здесь название яблока (Мейе, 399). В "западных" языках широко распространено и слово "зерно": слав. zrъno, прус. syrne, ирл. gran, лат. granum. Вместе с тем лат. granum обозначает не только зерно, но и крупицу любого сыпучего вещества, например, соли. В ИЕ языках содержатся такие названия зерновых: санскр. yavo, греч. ζειαί (крупа); лат. hordeum, арм. gari, ирл. eorna (ячмень); слав. пыро (полба?), греч. πυροι (пшеница), ό̉λυρα (полба), κευχρος (просо). Отметим, что ни одно название не повторяется более, чем в 3 языках. Такая лингвистическая ситуация хорошо описывает скотоводческий народ, выменивающий зерно на мясо у соседних народов, но сам при этом не умеющий возделывать землю. Эти слова также следует признать заимствованными из субстрата. Одновременно с этим достаточно хорошо реконструируется слово "солома": санскр. palavah, слав. plieva, лат. palea. Это демонстрирует скотоводческий быт ИЕ – солома предназначалась на корм скоту. Есть и ещё один существенный, правда косвенный аргумент против земледелия у ИЕ этого периода – полное отсутствие упоминаний об использовании поваренной соли в Ригведе и Авесте (Трубачёв Индоарика, с. 301). Соль была основной приправой для блюд из зерновых культур, тогда как для мясного скотоводства в первобытном обществе она практически бесполезна.
  6. Ремесло. В обще ИЕ языке существовал 3-хсогласный корень T (сатэмный – TST) обозначавший ремесленные занятия и их продукцию. Производные от этого корня слова обозначают различные ремёсла: греч. τεκτων (плотник), τειχος, τοιχος (стена), лат. texere (ткать) и testa (глиняный сосуд), дрнем. dehsen – ломать коноплю, гот. digan (лепить). [Мейе А. ВвСрИИЕЯ, 386-387]. Работать руками для ИЕ представлялось недостойным занятием для мужчин, основными занятиями которых были в зависимости от касты служение богам, выпас скота или разбой / война. В пользу этого свидетельствует и происхождение от этого корня слова санскр. dehi (вал), авест. daēzayeiti (насыпать), др.-иран. paridaiza (сад). Важным дифференцирующим признаком служит связь корня sne (прясть) cо словами животного, а не растительного происхождения, такими как "связка", "жила" (санскр. – snava), а встречающиеся в некоторых языках глаголы "прясть" (двн – weban) имеют прямые аналогии в индийских языках, связанные со словами кочевого быта (ведич. unap – привязывать). Демонстрируемое в ИЕ языках широкое распространение общих глаголов "шить" (si) при отстутствии глаголов "ткать" означает отсутствие ко времени ИЕ единства ткачества, а шитьё подразумевало собой сшивание отдельных кусков кожи (скота или диких животных). Показательна и близость глагола "шить" с существительным "шерсть", прямо указывающая на животное, а не растительное происхождение использовавшихся ниток. Общие глаголы "ковать" и "пахать" восстанавливаются только для "западных" языков, т.е. они возникли после ухода индоиранских племён или же наоборот после того как ИЕ уже проникли в Европу. Есть аргумент, согласно которому для того чтобы в словаре мигрирующего народа сохранилось слово обозначающее какой-то вид растений или животных, этот вид должен обитать на всём пути миграции. Это замечание представляется справедливым и для ремёсел: ковка и, тем более пахота, для кочевого народа затруднительна. Не свидетельствует в пользу наличия земледелия и бесспорное наличие в ИЕ языке глаголов "молоть, измельчать" (melə), "толочь" (peis) и "тереть" (terə), те же глаголы существовали и в языках народов, которые европейские путешественники застали на стадии мезолита (огнеземельцы, народы Северной Азии, австралийские аборигены). Подчеркну, эти глаголы свидетельствуют, что ИЕ питались растительной пищей, которую мололи, толкли и измельчали, но не ничего не говорит о том, выращивали ли специально такую пищу. В "Ведах" есть указания на изготовление сомы из растительного сырья (измельчение и растирание стеблей, варка растительного отвара), но при этом нет указаний, что растения для изготовления сомы специально выращивались на полях или огородах, что опять таки свидетельствует против наличия у ИЕ земледелия. Есть слово "мазать" (лат. unguentum), указывающее на использование масла в т.ч. и в религиозно-жертвенных целях, однако, оно скорее относилось к маслу животного, а не растительного происхождения, которое было дорогим и редким даже в достоверно земледельческих культурах. Также на основании аналогий с другими древними культурами следует предположить использование в религиозно-жертвенных целях жира животных. Так, в Библии помазание маслом растительного происхождения (мирром) производится лишь в исключительных случаях, а жертвы кровью и жиром животных относятся к числу каждодневных. В целом Мейе (с. 399) так характеризует образ жизни ИЕ: "Смысловая неопределённость и малозначительность засвидетельствованных названий растений составляют резкий контраст с определённостью значения и обилием терминов для животных, отсюда можно сделать вывод, что мясо вместе с молоком составляли важнейшую часть пищи индоевропейцев". В ИЕ языке существовал глагол kri(n) (покупать), однако, отсутствовали глаголы "продавать" и "торговать", что характеризует отсутствие в ИЕ среде торговцев, но фиксирует покупки индоевропейцами ремесленных товаров и зерна у соседних народов. В силу этого глагол KRI(N) следует считать заимствованием из мегалитических или балкано-дунайских языков. Ещё одна заидеологизированная проблема – существования некоей палеописьменности на Балканах и неких связей этой письменности с индоевропейцами. В ИЕ языке был корень peiқ имевший значение "делать надрезы" (одно из производных слов имеет значение "горький", произошедшее из "резать"). Лишь после распада ИЕ языкового единства от этого корня образовалось несколько слов обозначающих цвета (пёстрый) и работу с ними (рисовать). Глаголы "писать", образованные от этого корня очень поздние.
  7. Металлы. Ситуация с обозначением металлов в ИЕ языках очень напоминает ситуацию с названиями зерновых: есть несколько корней, не идентифицируемых с конкретными металлами и представляющих собой заимствования из субстрата. Вот эти корни: медь (???) – санскр. ayah, авест. ayo, гот. aiz, двн er, дрисл. eir, лат. æs; руда – санскр. lohah, слав. rouda, дрисл. rauđi, н-перс. roi, лат. raudus; золото – слав zlato, двн geld, латыш. zelts, греч. χρυσος, лат. aurum, прус. ausin, лит. aukskas, тохар А s; серебро – санскр. rajatam, авест. ərəzatəm, лат. argentum, ирл. argat, арм. arcath, греч. αργυρος. Медь и, возможно, серебро, представляются заимствованием. Золото в большом числе случаев является местным словом, образованным от прилагательного "жёлтый" (ие корень – gwh, слав. жльтъ). Важным представляется слово "руда", которое часто представляют в качестве доказательства того, что ИЕ знали горное дело, добывали руду и выплавляли металлы. Здесь, как и в случае с выдрой (см. ниже) ошибка заключается в словообразовании. Указанные слова, кроме явно далёкого санскр. lohah, образованы от прилагательного "красный, рыжий" (лат. ruber, греч. ερυτρος, слав. ръдръ). Эти слова кажутся однокоренными потому, что они происходят от одного прилагательного. ИЕ племена в разное время познакомившись с горным делом называли руду по её цвету. В целом нет прямых и достоверных доказательств металлургии у ИЕ времён их языкового единства: "Каждое из этих названий (меди, золота, серебра) встречается в нескольких индоевропейских языках, но каждое отсутствует в большинстве языковых групп и нет доказательств того, что обозначаемые этими названиями предметы были широко распространены уже в общеиндоевропейский период" (Мейе, 404).
  8. Транспорт. В ИЕ языках есть корень обозначающий повозку, которую везут (ведут) лошади и отражённый в таких словах как: санскр. vahati, слав. , двн wagan (воз), а также в ирл. weg (дорога). Одновременно с этим общего корня обозначающего езду нет, есть отдельно существующие "восточный" и "западный" корни (ср. санскр. ti, слав. юдõ, лит. joju c галл. da, ирл. a daim, дрисл. da (колесница)). В непосредственной связи с последним корнем находится и слово "гребец" (дрисл. a, лит. irti (гребец), санскр. aritár, греч. ερέτης (весло)), кочующее из одной работы в другую, как доказательство того, что ИЕ были мореходным народом. Эти два слова ("колесница" и "гребец") очень близки по смыслу и являются однокоренными. Кроме того они близки к санскр. ŗta (миропорядок). Представляется, логичным существование в ИЕ языке корня RT имевшего значение управлять, направлять, от которого и произошли эти 3 однокоренных слова. Кроме того, приведённые слова со значением "гребец" и "весло" представляются вторичными по сравнению со словами колесница и возможно говорить о том, что лодка представлялась морской или речной колесницей, аналогичной, но производной от колесницы / воза. Дополнительность подтверждает и дрисл. язык демонстрирующий корень RT в неизменённом виде в слове "колесница", но для дополнительного значения (гребец) утративший вторую согласную. В индоиранских языках "колесница" (напр. rathaḥ) также восходит к этому корню. Тот же корень наблюдается и в словах обозначающих колесо: лат. rota, лит. tas, дрисл. roth. К этому же корню восходит и ИЕ глагол reth (бежать, катиться). Такой набор однокоренных слов хорошо репрезентирует кочевые мифологемы жизни и судьбы, и представляет основания для формирования веры в реинкарнацию, как последовательную смену тел, известную в индуизме более позднего времени. Связь между словами "колесо" и "бежать" представлен и в других языках, в которых нет слов, восходящих к корню RT: например, греч. τροχός и τρεχω. В данном случае на иных корнях воспроизводится основная смысловая связь. В ИЕ достоверно прослеживается и другой корень, имеющий по видимому сакральное значение и обозначающий круг (солнечный диск или годичный цикл): санскр. cakram, авест. čaxra, дрангл. hweohl, греч. κυκλος, прус. kelan, слав. коло, дрисл. huel. Такое различие корней, возможно, означает, что второй корень был заимствован из какого-то другого языка, поскольку он выражает несколько иную семантику.
  9. Жилище, поселение, власть, народ. Эта проблема стала вновь актуальной после волны спекуляций вокруг Аркаима. Городище это датируется 2 тыс. до н.э. и связывается с индоиранскими племенами (http://steppe.ru), но некоторые удревняют его до 4-5 тыс. и считают столицей ИЕ (арийского) царства. В ИЕ языке отсутствует слово "дом". Обозначения жилища происходят от корня "ночевать" (awes – cмотреть из какого языка) и имеют такие производные значения: временная стоянка на ночь, отдых, жить (Мейе, 389). Поэтому представляется правильным интерпретация такого временного жилища как юрты, в которой люди (как мужчины, так и женщины) лишь ночуют, а всё время проводят под открытым небом. Для обозначения поселения (стойбища) реконструируется корень vis – слав. viesъ, лат. vicus (поселение), греч. οικος (дом), ικ- (клан) – который обозначает небольшое поселение, в котором живут представитель одного клана. В ИЕ языках не было термина обозначавшего царскую власть. Те же слова которые мы знаем в ИЕ языках (санскр. raj, лат. rex, кельт. rig) похоже происходят от усечения корня RT, рассмотренного нами выше и обозначали вначале правителя колесницы, а затем уже правителя народа. От того же корня происходят и слова обозначающие "право", "правильность" (санскр. rajani, лат. lex). Слова "народ", "страна" восстанавливаются только для западных и северных языков: прус. tauto (cтрана), латыш. tauta, ирл. tuath (народ, племя), что позволяет говорить об отсутствии общеИЕ автоэтнонима. Для того уровня развития общества, которое фиксируется по лингвистическим и археологическим данным следует говорить о том, что кастовое единство было для ИЕ важнее общеплеменного или общеязыкового единства, а чужаки-иноплеменники были практически также чужими как и чужаки из иной касты.
  10. Флора. Отсутствует общеИЕ слова обозначающего "лес" (Мейе, 397). Этого вобщем-то достаточно, чтобы исключить из числа ИЕ прародин любые лесные регионы, в частности Балканы и значительную часть Передней Азии. Причём, в Передней Азии в древности зона лесов была значительно шире чем ныне и возводить обитание ИЕ там в мезолите невозможно. При отсутствии слова "лес" в ИЕ языке есть слово "дерево" и как растение и как материал. Слово "дуб", считается общеИЕ (perqwus), но происходящее от этого слова двн "forha" обозначает "сосна" (дуб в двн – eih). Представляется, что perqwus обозначало большое, высокое отдельное стоящее дерево, без видо-родовой идентификации. Это слово может служить маркером обитания ИЕ в степной и лесостепной зоне. В дальнейшем при расселении ИЕ в Европе это слово было пересено на самые большие деревья в данной природной зоне – на дубы и (как в Ц. Германии) на сосны. Одновременно с этим существует общеИЕ название жёлудей (gwelə), которые использовались после удаления танина в пищу и в историческое время (…). Вполне возможно, что жёлуди употребляли и в общеИЕ время. Аргумент ивы представляется не совсем адекватным. Слово принимаемое за иву в действительности обозначало ветку, ветвь, неслучайно в авест. vaētiš – бамбук. Слав. ветла представляется поздним образованием, а в "западных" языках есть другое слово для обозначение ивы: лат. salix, дрирл. sail, двн salaha. Бук известен неизвестен в "восточных" языках и реконструируется только по западным: лат. fagus, дрисл. bok, двн buohha, греч. φηγος (φαγος). Вместе с тем достоверно реконструируется название берёзы.
  11. Фауна. Однозначно реконструируются такие дикие животные ИЕ прародины: волк, медведь, мышь, дрозд, журавль, гусь, утка, муха (мошкора), змея, шершень, оса. Шершень свидетельствует в пользу скотоводческого быта – в языке фиксируется внимание носителей языка к насекомым вредящим скоту. Возникают определённые трудности с реконструкцией понятия птица: есть 2 корня (лат. avis и греч. ορνις), которые предположительно представляют собой 2 типа птиц мелких и крупных. Крупные птицы видимо были табуированы для охоты, поскольку были связаны с миром небесных богов. В ИЕ языках отсутствует общее обозначение для рыбы, есть несколько ареалов, на которых распространены различные корни: "западный" – лат. piscis, ирл. iasc, гот. fisks; "центральный" – греч. ι̉χτυς, арм. jukn, лит. żuvis; "индоиранский" – санскр. tsyaḥ, авест. masyō; "славянский" – ръıба. Это доказывает не только то, что ИЕ не были мореходным народом, но и то, что рыба как продукт питания появилась в рационе ИЕ народов после распада языкового единства. Все эти слова были заимствованы из языков соседних или покорённых народов. Возможно, что индоиранский корень заимствован из языков дравидских народов, однако, можно предположить родственность этого корня "западному" с переходом b => m, известным на мегалитическом ареале .
  12. Спорные случаи обозначения животных. Большие трудности вызывает слово "олень", служившее некогда для доказательства центрально-европейской атрибуции ИЕ прародины и имеющееся преимущественно в "западных" языках: слав. ielienь, лит. elnis, но ирл. elit (косуля), двн. elaho (лось). Создаётся впечатление, что ИЕ не часто видели это животное. Похоже, что ИЕ знали, что в лесах рядом с их ареалом обитания живут некие большие травоядные животные, но не очень хорошо знали как они выглядят, а потом они назвали этим словом разные виды животных. Убеждает в этом и греч. έ̉λλαφος, ε̉λλός (олень). Олень у Гомера имеет постоянный эпитет "рогатый", что похоже свидетельствует о том, что это слово могло обозначать какого-нибудь другого крупного зверя. Показательна и близость έ̉λλαφος к ελεφαντος (слон). Последнее слова иногда используется для доказательства того что на ИЕ прародине или в непосредственной близости от неё водились слоны. В действительности речь идёт о том, что при помощи этого корня во времена ИЕ единства обозначали больших лесных животных, а в различных регионах, где жили ИЕ после распада ИЕ общности от этого корня были образованы названия разных крупных животных, обитавших в этих новых землях. Остановимся на общеИЕ слове "змея". Его общность для всех ИЕ языков очевидна. Оно породило название угря, в связи с этим представляется, что нет самостоятельного ИЕ слова для "угря", а есть слово "угорь", которое в ИЕ языках было произведено от слова "змея" из-за очевидного внешнего сходства. И ещё один мифический аргумент – аргумент выдры. Это слово также достаточно часто встречается в ИЕ языках (например, санскр. udraḥ), что позволяет считать его существовавшим в ИЕ языке. Выдра позволяет локализовать ИЕ прародину в заболоченных областях или поблизости от них. Однако, слово выдра является производным от слова вода (ср. υδρος – вода и υδρα – гидра). В данном случае общим в ИЕ языках оказалось не слова "выдра", а слово "вода" от которого и было произведено название водного животного. Кстати, в ИЕ языке нет и слова бобёр, оно общее только для "западных" языков (рус., лит., двн, лат., гал.). Кроме того это слово образовано от прилагательного "коричневый" (лит. beras). От того же корня было образовано в "северных" языках слово "медведь" (ber).
  13. Мёд, пчела, сома, вино. В ИЕ языках есть общее название пчелы (bhei), но нет общего названия улья, что позволяет говорить о собирательской модели добычи мёда. Впрочем, это не может служить серьёзным индикатором наличия земледелия, поскольку добыча лесного мёда сохранялась в Восточной Европе вплоть до 19 в.н.э. ИЕ языках надёжно реконструируется корень medhu, обозначающий мёд, сладкий напиток из цельного или перебродившего мёда. Употребление такого рода напитков общеизвестно в культурах различных ИЕ народов. Одновременно с этим отсутствуют упоминания о таком напитке в "Ведах", а процесс изготовления сомы описываемый в "Ведах" не позволяет отождестить сому и мёд: сома варилась из растительного сырья с добавлением растительных жиров (молока или сливок) , медовуха должна была некоторое время перебродить. Т.е. сома представляет собой наркотический отвар, а медовуха – алкогольный напиток. В ряде "западных" языков от medhu образовывалось слово "вино". Около 25 лет назад было высказано предположение о том, что указанный корень был заимствован из афразийского языка (Иванов-Гамкрелидзе). В пользу этого свидетельствует и принадлежность этих 2 напитков к 2 различным культурным традициям – земледельческой и скотоводческой. Дублетность со словом "вино", предположительно картвельского происхождения.
  14. Ещё раз укажем, что морской и речной терминологии в арийском языке нет, а, следовательно, речь идёт о мигрирующем сушей народе.
  15. Следует также заметить, что числительные "6" и "7" скорее всего не восходят к единому ностратическому корню, если таковой и существовал, а являются заимствованиями из афразийского языка.

Можно предположить, что троичность арийского общества связана с 3 этническими компонентами (уральской, алтайской и картвельской) образовавших ИЕ общность. Каждая каста была эндогамной, а в ряде стран, как например в Индии эндогамность каст сохраняется до современности. Эндогамность, как известно из этнографии […] служит одним из основополагающих признаков этноса. Важной филологической особенностью языков некоторых ИЕ народов обитавших на мегалитическом ареале было сосуществование 2 языков "божественного" и "человеческого" , так в древнегреческом языке было 2 слова для обозначения смертного человека – μορτος (гомеровское βροτος, до перехода b => m) и θνητος (Мейе, 400). Это свидетельствует о сосуществовании 2 различных этнических традиций. Доказательство метисности культуры.