Приветствую Вас Гость | RSS

Мой сайт

Воскресенье, 25.06.2017, 16:47

2.4. Индоевропейский культурный круг


 


Понятие "индоевропейцы" восходит к исследованиям филологов 19 в., которые определили родственность языков многих современных и древних языков. Франц Бопп в 1816 г. опубликовал предварительную работу "Über das Konjugatiossystem der Sanskritsprache in Vergleichung mit jenem der griechischen, lateinischen, persischen und germanischen Sprachen", а в 1833 г. – более фундаментальную "Vergleichend Grammatik des Sanskrit, Zend, Armenischen, Griechischen, Lateinischen, Litauischen, Altslavischen, Gotischen und Deutschen" в которой заложил основы индоевропеистики. Поскольку и Бопп и первые его последователи были немцами, то в качестве основного живого ИЕ языка они брали немецкий язык, а сами ИЕ называли "индогерманскими". Такой шовинистический подход встречался, как дань общеевропейской терминологии того времени и в русскоязычных публикациях (…). Позднее H.F.K. nther ввёл понятие "арии". [http://antropos.galeon.com/html/indoeuropeo.htm]. В 19 – начале 20 в. были сформулированы основные принципы ИЕ лингвистики. В это время были высказаны основные гипотезы локализации ИЕ прародины:



  1. Индия (Шлейхер, Шлегель [по Шрадер-1886, 6-7]). Основана на том, что самым архаичным языком является санскрит, а следовательно его носители не могли переместиться далеко от своей основной прародины без значительных изменений в языке. В пользу этой теории свидетельствует наличие семитских заимствований. Частично в пользу этой гипотезы свидетельствовало и наличие ряда представителей тропической и лесной (предгорья Гималаев) природы. Отклонена после открытия древнего дравидского населения Индии, создавшего хараппскую цивилизацию.
  2. Ц. Азия (Киперт, Пикте, Гоммель, Крамер). Аргументы "за": естественный ареал дикой лошади, контактная зона с переднеазиатскими культурами и языками (прежде всего – семитскими). Против – отсутствие европейской флоры и фауны.
  3. Передняя Азия (Моммзен, Паули, Сейс, Линк, Иванов-Гамкрелидзе). Имеет несколько вариантов: Месопотамия, хеттские земли, Армянское нагорье. На основании наличия ИЕ корня слова "лев". Но и здесь отстутствует европейская флора и фауна (осина, граб, тисс, липа, вереск, бобр, рысь, тетерев, лосось, слон, обезьяна, краб).
  4. Балтийская (). Она тоже связана с наличием очень архаичного языка (литовского) и с тезисом о невозможности дальних миграций от прародины без изменений в языке.
  5. Ц. Европа от Франции до Урала между 60° и 45° с.ш. (Кюн, Шерер, Мейе, Бринтон, манн, Мух, Гейгер, Коссинна, Краэ). Против – излишне широкий ареал. В истории ИЕ языкознания было несколько попыток сузить этот ареал, например, от Рейна до Дона, на основе метода последовательного сужения ареала при последовательном наложении ареалом обитания тех иных растений и животных. Благодаря этому методу был исключён ряд регионов Европы. В пользу этого ареала свидетельствует наличие общих ИЕ-ФУ корней (Иллич-Свитыч). В пользу этой гипотезы говорит и наличие общеИЕ слова обозначающего Волгу (Ра, [Кнауэр-12, 67-88]). Укладываются в эту схему и представители спорной фауны – угорь, лошадь, пчёлы. Достоверным представляется наличие ИЕ прародины отождествляемой в Европе с КБТ-КШК. Другое отождествление с КЛЛК не столь надёжно, поскольку сама КЛЛК представляет собой наследство дунайского неолита, хотя и возможно участие ИЕ инфильтратов в образовании этой культуры.
  6. Понто-Каспийские степи (Чайлд [У истоков], Кречмер Индийцы на Кубани; Гимбутас […]). Часто ассоциируется с культурой погребений с охрой [Чайлд-50], от которой отпочковались ямная культура и культура Шнуровой Керамики. В Понто-Каспийских степях в 5-4 тыс. формируется историческо-культурная общность, которая затем продвигается на Ю и З к очагам цивилизации. Деградация культур дунайского неолита в 4 тыс. (Винча, Лендьель, Тисса-Бюкка, Кукутени, Гумельница). под воздействием ИЕ инфильтрации. Затем ИЕ инвазия во второй половине 3 тыс. Аргументами против служит отсутствие осины, бука, граба, тисса, вереска, бобра, льва в Понто-Каспийских степях. Однако, следует отметить, что указанные деревья и бобры обитали на окраинах лесной зоны Понтиских степей, а лев в 5-4 тыс. мог обитать окрестных местностях, например, в Горном Крыму.
  7. С. Европа (Пенка, Паапе, Тиме, Бринтон-1890). На основании непрерывности развития антропологического типа в Скандинавии от мезолита до современности. Против – отстутствие льва, южных растений.
  8. ЮВ Европа (Бош-Жимпера, Девото, Сафронов, Рыбаков (РБА ЯДС)). Дунайские культуры. Почти подходит фауна и флора. Против – антропологический тип (дунайцы – арменоиды), хозяйство и мифология.

В последние несколько десятилетий появились и стали популярными несколько теорий происхождения ИЕ. Эти теории основаны на попытках приписать ИЕ наличие производящего хозяйства. В качестве ИЕ прародин остаются актуальными 3 прародины: 1) Понто-Каспийские степи, 2) Передняя Азия и 3) Балкано-Дунайский регион.


После того как сложились основные концепции ИЕ языкознания стала развиваться и т.наз. "ностратическая теория", сторонники которой пытаются реконструировать праязык, общий для ИЕ, ФУ, тюркских, афразийских, картвельских языков. Исследователи выделяют несколько уровней развития этого языка, соответвующих по их мнению различным историческим эпохам, главные из которых – ностратический язык (времени верхнепалеолитического языкового единства всех языков этой надсемьи) и бореальный (времени единства ИЕ, ФУ и тюрков). Однако, вопрос о существовании бореального и ностратического языков до сих пор относится к числу гипотез. Теоретически эта проблема выглядит решаемой очень просто. Если реально существует единство происхождения современного человека (Homo Sapiens Sapiens) постулируемое историческими и биологическими науками последние несколько сот лет, то должен быть и общий язык, соответствующий кроманьонскому биологическому и лингвистическому единству. Фактически эта проблема не имеет достаточно чёткого решения. Концепция языкового единства ностратических языков, сформулированная Педерсеном не получила достаточно чёткого воплощения, во многом потому, что речь идёт о времени отстоящем от нас на более чем 40 000 лет. Согласно глоттохронологии за 1000 лет сменяется 15 % лексики, за 2000 - 28 %, за 4000 - 48 % (Дьяконов-84, с. 3-20). За 40 000 лет число общих корней должно составлять меньше 1 %, а лингвисты находят сотни общих корней (Иллич-Свитыч), более того эти корни фиксируются в "чистом виде" и охватывают весь спектр лексики. Достоверность таких реконструкций вызывает большие сомнения. Другое дело если эти корни появляются в языке значительно позже, а следовательно, являются результатом заимствований, в результате совместного проживания носителей языков различных семей на одной территории. Ещё сложнее обстоит дело с бореальным языком, предположительно объединявшим ИЕ, алтайские и уральские языки. Затруднительно говорить об общности корней. Из 203 ИЕ корней 198 имеют свои соответствия в алтайских и уральских языках (Андреев-86, 1). Может ли это быть достоверным указанием на общность их происхождения от единого бореального языка? Если исходить из гипотезы формирования ИЕ общности из мезолитических охотников в лесостепи и степи Понто-Каспийского региона, т.е. в контактной зоне алтайских и уральских языков. Такие слова могли проникнуть либо путём заимствования слов из этих языков либо путём этнической миксации алтайских и уральских народов. Строго говоря, можно говорить об ИЕ как о племенах, образовавшихся в результате метисации алтайских и уральских народов. В пользу такой метисации может свидетельствовать наличие картвело-уральских схождений, которые обычно используются для доказательства существования бореального языка. Однако, такие схождения могут свидетельствовать и о другом – о наличии контактной зоны между уральскими и картвельскими языками в доИЕ время, т.е. в тот период, когда ИЕ ещё не пришли в Понто-Каспийские степи. Кроме того, последние исследования групп крови в популяциях различных народов свидетельствуют о восточном, а не ностратическом происхождении тюрков и их генетическом родстве с народами Восточной Азии.


Главная методологическая ошибка многих реконструкций состоит в том, что они пытаются одновременно решать и внутрилингвистические проблемы, такие как реконструкция общеИЕ фонетической системы и проблемы общеисторического плана (локализация ИЕ прародины). Дело в том, что все попытки новой локализации ИЕ прародины зависят от того насколько достоверными являются именно лингвистически реконструкции. Так, выдвинутая Ивановым и Гамкрелидзе гипотеза ближневосточной прародины спорна прежде всего потому, что в её основе лежит не общепринятая система реконструкции общеИЕ согласных (Дьяконов статья в ВДИ). По этой причине локализации основанные на ошибочных схемах реконструкции вообще не могут быть приняты для рассмотрения. Одной из ошибочных локализаций является и выдвинутая Ивановым и Гамкрелидзе ближневосточная локализация. Кроме ошибочности лингвистических построений она имеет ряд исторических и культурологических несоответствий. Так, на Ближнем Востоке отсутствуют указания на доместикацию лошади (в этом регионе нет диких вымерших предков лошади), нет и указаний на использование колеса и колёсного транспорта до ИЕ инвазии в 3 тыс. до н.э. Неолитические религии Ближнего Востока основаны на культах плодородия, а в их основе лежит бинарное членение мира на верх-низ, право-лево, жизнь-смерть, божественное-хтоническое; тогда как в основе ИЕ мифологии лежит культ небесных богов и трёхчастное деление мира (Дюмезиль Верховные боги ИЕ), соответствующее трёхчленной структуре ИЕ общества. Уже этих несоответствий достаточно (Дьяконов статья в ВДИ), чтобы отнести гипотезу Иванова и Гамкрелидзе к числу фантастических версий. Однако, в 1989 г. была опубликована работа Сафронова "Индоевропейские прародины", в которой была сделана попытка перелицовки гипотезы Иванова-Гамкрелидзе на новый лад.


В качестве доказательства индоевропейской атрибуции палеобалканских культур Сафронов использовал находки глиняных повозок на Балканах, относящихся к различных эпохам. Такие повозки действительно известны в ряде культур (перечислить), но следует отметить, что число таких артефактов весьма невелико, а значит они не могут свидетельствовать в пользу такой атрибуции. Необычно малое число глиняных повозок, по сравнению с глиняными антропоморфными статуэтками указывает на уникальность каждой такой повозки. Возможно, что они появлялись после грабительских походов ариев на Балканы. Глиняные модели изготовленные палеобалканцами возможно имели апотропеическое значение и должны были уберечь жителей поселения от повторного вторжения ИЕ. Или же наоборот палеобалканцы после победы над захватчиками приносили такие повозки в жертву своим божествам. Возможен и иной вариант – такие повозки свидетельствуют о частичной метисации населения Балкано-Дунайского региона, поскольку они представляют собой синтез балканской (глина, как материал) и ИЕ (повозка) традиции.


В своих построениях Сафронов отталкивался от концепции ностратических языков, которая как мы уже сказали скорее всего гипотетична. В вышедшей несколькими годами ранее монографии Андреева выделены 203 раннеиндоевропейских (РИЕ) корня. 198 из них он нашёл, надо заметить достаточно произвольно, соответствия в уральских и алтайских языках. Поскольку исследование Андреева содержит в себе много полезного фактического материала, оно будет рассмотрено ниже, в другой главе (…), пока же следует отметить, что попытки найти в РИЕ языке слова земледельческого быта весьма проблематичны. А утверждения, о наличие поливного земледелия и отвода паводковых вод при помощи примитивных дамб весьма умозрительны (Андреев, с. …). Действительно у ИЕ были приспособления для крошения, перетирания, а возможно и молотьбы растительного сырья (II-12), но это совершенно не свидетельствует о наличии у них земледелия, такие приспособления и слова их обозначающие надёжно фиксируются у народов мира, продолжающих оставаться на уровне мезолита.


Сомнительны и предположения относительно существования у ИЕ в РИЕ период развитого скотоводства, кроме коневодства, например разведения свиней на основе вот такого вот корня "щетина, колоться, свиной" (II-33). "щетина" безусловно является атрибутом свиньи, но во-первых не всякое животное со щетиной это свинья, а во-вторых щетина свойственна и диким кабанам, а значит в этом семантическом гнезде нет указания на одомашнивание свиньи. Нет свидетельств одомашнивания и в "блеять, овечий, козий" (III-14); а сам факт того, что носители языка путают овцу и козу свидетельствует против разведения ИЕ племенами и овец и коз и вынуждают считать эти слова заимствованиями из языков народов их разводивших. Преувеличенной является и роль других слов в действительности не имеющих чёткой скотоводческой окраски, таких, например, как "ограда " (IX-7).


Ещё одной проблемой ИЕ языкознания является вопрос о причине разделение ИЕ языков на кентумные и сатэмные. Можно предположить, что сатэмизация произошла под воздействием иноэтничных факторов или же, что сатемизация может служить индикатором значительного географического отделения сатэмных племён от общеИЕ.


Лингвистические построения, какими красивыми они не были бы должны подтверждаться археологически и фольклорно-мифологически. Археологически и фольклорно-мифологически существует значительное культурное различие между ИЕ и дунайским неолитом. ИЕ мифология – трёхчленна, анатолийско-дунайская – дуальна. ИЕ – номады-скотоводы с патриархальным обществом, дунайцы – земледельцы с матриархатом. Соответствуют этому и пантеоны: ИЕ пантеон представлен мужскими божествами, переднеазиатско-дунайский – женскими. Дунайцы – арменоиды, ИЕ имеют некоторые черты монголоидности, и восходят к мезолитическим типам лесной зоны В. Европы и России. Этого достаточно, чтобы забыть теории переднеазиатско-балканского происхождения ИЕ. Необходимо вернуться к ИЕ лингвистике середины 20 в.

В своей ставшей классической работе Рыбакова ЯДС показана преемственность археологического материала между трипольцами и народами отождествляемыми с летописными славянами. Однако, соотвествует археологическая преемственность преемственности этнической и мифологической? ИЕ мифология какой мы её знаем в ведический период довольно далеко отстоит от мифологии ИЕ народов, в частности славян, напротив славянская мифология действительна близка к трипольской. Мифологические системы народов западной Европы исторического времени (кельтов, германцев) демонстрируют значительные отличия от мифологии славян, что означает невозможность реконструкции общеИЕ мифологии на основе мифов известных у разных ИЕ народов исторического времени. Мифы Западной Европы тяготеют к мегалитическим мифологемам, в то время как славянские мифы имеют много общих черт с Переднеазиатско-Балканской и Финно-угорской мифологиями. Это позволяет говорить о том, что арии времени обще ИЕ языкового единства не могут быть отождествлены с трипольцами или с любой другой археологической культурой Переднеазиатско-Балканского культурного круга, но представляют собой народ переселившийся на территории народов пользовавшихся иной мифологической системой и воспринявший их мифологическую систему практически без искажений.

Выдвинутая Сафроновым гипотеза о нескольких ИЕ прародинах представляется нелогичной. Её появление связано с необходимостью увязать в единое целое т.наз. "северные" и "южные" аргументы. Однако, такая увязка оказывается неправдоподобной.


При огромном числе примеров оседания кочевников на землю, отсутствуют примеры перехода оседлых земледельцев к кочевому образу жизни.

Проблема армянского языка: он ИЕ с сильными влияниями, но антропологически армяне принадлежат к переднеазиатско-дунайской расе. В Урарту княжеская верхушка была без сомнения индоевропейской, но не обязательно ИЕ должны были быть покорённые ИЕ народы.